Слова. Антон Батагов
     # Начало #
 
 
   

 

ГДЕ НАС НЕТ
Письма игумении Серафимы

Отзывы слушателей

(Мировая премьера на Дягилевском фестивале, Пермь, 20 мая 2017 года.
Посты и комментарии)

 

Сегодня я узнала об игумении Серафиме и услышала эту музыку. Ещё подростком, читая Антония Сурожского и Евангелие, Розанова и отца Павла Флоренского, я навсегда соединилась с той Россией, моей настоящей Родиной, которой больше не было. Я выросла в Брянске, там большевики взорвали все монастыри и храмы, а нынешние власти доломали остатки тех домов, которые ещё что- то говорили мне о самом главном, об истоках, о культуре, о другой жизни и других смыслах. Я люблю нашу церковь и Господа, моё сердце сегодня очистилось. Я плакала и плакала, молилась Богу и этой святой женщине, великой для меня теперь и родной. То, что она смогла выдержать, ее слова, время и судьба – все передала музыка. Удивительно: здесь, в Перми, я примирилась. Я хожу по старому городу, знаю, что дух моей державы жив. Спасибо.

 

Обычно, идя на концерт, ты идешь послушать хорошую музыку, восхититься талантом или удивиться виртуозности артиста, но иногда все это не происходит. Сегодня со мной на концерте Антона Батагова ничего этого не произошло, а случилось нечто большее.
Это был не концерт, это была молитва, настолько сильная, что до сих пор я нахожусь под впечатлением и в чувствах, которые мне трудно скрыть, потому что слезы катятся из глаз до сих пор, и это невозможно остановить, настолько глубоко меня тронула эта музыка, эти письма. Она наполнила меня какой-то безграничной любовью, любовью к своим близким. Ты уже не слушаешь музыку, она проходит через тебя, ты не оцениваешь ее, нравится она тебе или нет, ты уже наполнен ею, ее силой. Ты не оцениваешь талант и виртуозность автора, ты проникаешься его переживаниями, ты чувствуешь то же, что и он. Спасибо за эту силу, доброту, милосердие, человечность. Обычно я не пишу ничего подобного, но сегодня мне трудно сдержать чувства...

 

Я думала, что больше не люблю людей, а оказалось, что да, все еще крепко люблю и восхищаюсь, и хочется всех обнять, просто так и от сердца.

 

Это тот градус красоты, когда боль переходит в свечение.

 

"Где нас нет" - до глубины души трогающее, пронзительнейшее произведение. В нем все составляющие слились в единое целое. Форма и содержание переплелись друг с другом, "проросли" друг в друга. Это тотальная "история" миллионов семей... Это история о любви и "русской голгофе XX века". И финал был прекрасен. С фотографиями и звенящей тишиной. Если бы все зрители так и покинули зал в полном безмолвии - было бы божественно...

 

Письма – нечто очень интимное, личное, сокровенное. Через письма можно лучше понять другого человека. Как жаль, что сегодня эта форма утеряна: мы сами похоронили ее в скоростях интернета, сожгли сокращениями, уничтожили закавычиванием главных слов. С егодня Антон Батагов сыграл письма. Эти строки когда-то вышли из-под пера Игуменьи Серафимы, а он создал музыку, вчитавшись в них. Не проиллюстрировал. Передал свои ощущения. Тут и радость, и тоска, и колокольный звон, и вера, и волнение, и лучи солнца, и холод монастырской обители, и свет, и мрак ночи, и отзвуки Родины. Буквы будто слетали с пальцев Антона. Выстраивались в строки. "Как много хочется сказать, но разве бумага передаёт все то, чем полно сердце?"

 

Меня переполняли чувства и я долго не могла уснуть, я написала своим родным, как я их люблю, они сразу начали мне перезванивать – мол, что случилось, а ведь ничего не случилось, просто мы отвыкли говорить "я тебя люблю, я счастлив, что ты у меня есть".

 

За 1,5 часа жизнь простой и великой женщины. Величие ее в честно прожитой всей жизни, без остатка. О вечном, о самом важном. О любви к ближнему. Так честно и просто до пронзительности о светлом жизненном пути Игуменьи Серафимы.

 

Как светлы и прекрасны могут быть монотонные будни! Ведь они наполнены любовью. И письма - лаконичны, без изысков, они излучают ровный свет, свет любви, заботы и тепла. И простая мелодия с монотонными повторяющимися аккордами…

 

Сегодня хочется поговорить о том, что произошло с нами во время и после концерта.
Человек, рояль, голос, руки, мелодия, проникающая в самую душу. Слезы. Отклик души. Мастер, позволивший задуматься над своей жизнью, прожив чужую за эти 1,5 часа.
Спасибо за возможность переживать и любить. За возвращение к себе.

 

Искусство – беспощадно. Оно следует туда, куда ты сам себе не всегда разрешаешь заходить. Оно сопровождает тебя в самые печальные и глубинные моменты твоей души. И как прекрасно, когда человек, осознающий свою судьбу, просто своим мастерством может сделать на сцене то, что снимает дистанцию между слушателем и исполнителем.
Океан истории человеческой памяти задышал, заволновался. Потоки воспоминаний хлынули своею мощью. Прошлое, потери и радости, нежность и боль заиграли музыкой в душе. Слова писем мелодией лились в пространстве зала и пробуждали внутренний свет. Наедине с собой и миром мы стояли над бездной и беседовали с вечностью. Мы шли через человеческое торжище, через кладбище, через рождение в Свет!

 

"Где нас нет"… Диалог с собой.

 

В музыке Антона слышны выкристаллизованные, чистые, глубокие переживания человека, переданные одним только фортепиано. Традиционно в темноте. На экране, когда прекратилась музыка, появились фото из личного архива семьи Наталии Янсон. Антон зажег свечу над могилой. Тишина. Встающий зал для почтения памяти. Та самая тишина, говорящая слышнее, чем самая громкая музыка. Это очень глубоко и очень тонко.
Курентзис вспомнил недавно на встрече фразу своего духовного наставника о необходимости регулярной «стирки» души (как белья). Спасибо за слезы, которые никак не остановятся. Спасибо за мысли.

Фото © Эдвард Тихонов для Дягилевского фестиваля