Антон Батагов
РАЗ ДВА ТРИ
Музыка в трехдольном размере
Концерт в Московском Международном Доме Музыки 25 декабря 2015 года

_____________________________________________________________

Иоганн Себастьян Бах. Прелюдия ми-бемоль минор (ХТК, т.1, BWV 853)

Эрик Сати. Три гимнопедии (1888)

Доменико Скарлатти. Соната ми мажор K.380
Соната до минор K.84

Франц Шуберт. 17 лендлеров D.366

Сергей Рахманинов. Прелюдия си мажор op.32 №11
Этюд-картина ля минор op.39 №2

Уильям Берд. My Ladye Nevells Grownde (1591)

- - - - - - - - - -

Петр Чайковский. Вальс фа-диез минор op.40 №9
Сентиментальный вальс op.51 №6

Морис Равель. Форлана (из "Могилы Куперена")

Филип Гласс. Этюд №15

Людвиг ван Бетховен. Соната ре минор op.31 №2, Часть III, Allegretto
Иоганн Себастьян Бах. Canone alla decima in contrapunto alla terza
(из "Искусства фуги" BWV 1080)

На бис - Джон Доуленд: Меланхолическая гальярда


_____________________________________________________________________________________________

Трехдольный метр пришел в европейскую музыку двумя путями: эзотерическим и экзотерическим. Экзотерический всем нам хорошо известен: это танцы. Композиторы позаимствовали их из народной музыки, адаптировали немного – и получились знакомые нам вальсы, лендлеры, менуэты, мазурки и многое другое. А эзотерический – это богословие. О символике Троицы и числа 3 написано великое множество трудов. В музыке нескольких столетий начиная с XII века преобладал именно трехдольный метр, потому что сама эта метрическая структура, независимо от слов и даже от нот, как бы переводила надчеловеческую реальность на язык музыки. Метафизика Троицы превращалась в пульс и дыхание. До начала XVI века в нотах не было тактовых черт, потому что рука не поднималась преграждать этот поток регулярными линями. Потом такты появились, но всё равно они были условны, а внутри метрической троичности происходили всевозможные события, отражающие бесконечную многомерность аспектов и проявлений числа 3.


Эта программа – мой излюбленный жанр: путешествие. На нашем пути мы не будем замечать границ между эпохами и стилями, и, что еще важнее – между эзотерическим и экзотерическим. Всё всегда проявляется во всём. В танцах и сонатах замкнутый круг человеческой жизни открывается навстречу бесконечности. Любовные послания становятся молитвами. Всё повторяется, всё начинается заново.


Как известно, сама концепция Троицы пришла в христианство из античной метафизики. А параллельно с этим в неевропейских картинах мира существовали и существуют свои варианты той же идеи. И два сочинения, включенные в эту программу, выходят за пределы христианской троичности. "Три гимнопедии" Эрика Сати: так называлась в древней Греции специальная дисциплина – соединение танца и гимнастики. Ею занимались молодые люди для раскрытия потенциала тела и духа. А "Этюд №15" Филипа Гласса – это взгляд на космическую игру числа 3 с буддийской стороны.


Наше путешествие начнется музыкой Баха и закончится музыкой Баха. Я не знаю ничего, что было бы более объединяющим, более вечным и более современным.


АБ 2015