Звуки. Антон Батагов  
 
contract

Антон БАТАГОВ

КОНТРАКТ СОЧИНЯЛЬЩИКА

музыка для телеканалов НТВ и НТВ+


© 2007 Long Arms Records / Tummo
CDLA 07088

 

1. неспециальный репортаж 0:08
2. завтра 1:31
3. девушка и шар 0:12
4. итоги: предисловие 1:40
5. погода летом 1997 года 2:02
6. ужасы 0:16
7. драма 0:18
8. комедия 0:17
9. боевик 0:18
10. фантастика 0:19
11. триллер 0:17
12. вестерн 0:17
13. сказка 0:17
14. русский век 1:51
15. девушка и голуби 0:12
16. сегоднячко 0:18
17. сегоднячко: что было 2:39
18. человек и рыба 0:12
19. сделано в голливуде 1:47
20. белка 0:13
21. погода на завтречко 1:50
22. силач 0:12
23. итоги в 21:00 1:45
24. девушки с барабанами 0:12
25. угадай кино 1:45
26. неизвестная россия 0:17
27. без галстука 1:19
28. большие деньги 0:17
29. до 2000 года осталось... 1:52
30. медведь 0:12
31. про это 0:22
32. kremlin drive 4:13
33. мальчик, открывающий дверь 0:13
34. осень 0:31
35. кролик 0:13
36. суд идет 0:46
37. сегоднячко: прямо с колес 0:12
38. ночной канал 1:04
39. человек и спутник 0:12
40. чистосердечное признание 1:41
41. коты 0:12
42. погода осенью 1997 года 2:02
43. морской котик 0:12
44. культпросвет 0:24
45. спорт 0:33
46. зеленый шар 0:33
47. прогулки по москве 1:41
48. свадьба 0:49
49. мальчик, изображающий ангела 0:12
50. далее в "итогах" 2:25
51. орел 0:13
52. старый телевизор 1:36

общее время 48:55

 

сочинено и записано в 1997-98 г.
редакция и мастеринг cd-версии сделаны в марте 2005 г.

дизайн: Николай Шток
фрагменты оформления НТВ: Елена Китаева, Андрей Шелютто



 
 

 

Весной 1997 года меня пригласили поработать композитором в телекомпанию НТВ. В мои обязанности входило сочинение всей той музыки, которая на телевидении именуется музыкальным оформлением, т.е. звучит в передачах и заполняет так называемое межпрограммное пространство. Длительность всевозможных заставок, шапок, отбивок и других тому подобных произведений варьируется в интервале от 3 до 30 секунд. Бывают, правда, и очень длинные: минута и более – для титров, прогнозов погоды, анонсов, обзоров новостей и прочих важных событий.

Согласиться на это предложение было для меня непростым шагом. Прежде всего потому, что я должен был в очередной раз поставить перед собой ряд основных вопросов:
- кто я по профессии, и каковы рамки этой профессии?
- что такое мой музыкальный стиль и язык, и до каких пределов можно его расширять, оставаясь при этом "собой"?
- где граница между искусством и коммерцией?

Раньше я уже ставил перед собой подобные вопросы в различных ситуациях. Я был классическим пианистом, потом – пианистом, который играет в основном музыку ХХ века, потом – пианистом-авангардистом и композитором-авангардистом-минималистом, потом – композитором-постминималистом, который иногда сочиняет также музыку для театра, кино и "неформатных" телепередач, и каждый раз мне приходилось по-другому отвечать на вопрос "чем я занимаюсь". Но, похоже, на сей раз мне предстояло собрать вместе всё вышеперечисленное, пропустить через кухонный комбайн и посмотреть, что из этого получится.

Итак, я принял предложение, после чего занимал должность штатного телекомпозитора НТВ около полутора лет. За это время было сочинено более 500 вещей. Как выяснилось, кроме музыкального результата у этой работы был и другой, если угодно, философский смысл. Когда сочиняешь нечто "серьезное", несиюминутное (композиторам всегда так кажется), то заботишься о том, чтобы сохранить узнаваемость своего стиля и неповторимость своей индивидуальности. У телевизионной работы другая задача и другой режим: она по определению сиюминутна, как новости, которые завтра уже будут вчерашними. Плоды этого творчества с утра до ночи лезут в уши телезрителей и отпечатываются в сознании, зато через год оформление телеканала будет выкинуто в помойку и заменено на новое. Поэтому в этом деле необходима спонтанность и умение мгновенно перевоплощаться и смотреть на себя и на происходящее с разных сторон. И тут вдруг выясняется, что музыкальная пьеса длиной 15 секунд – абсолютно полноценна. За это время можно успеть сказать о главном, а остальное просто не нужно. Когда после этого пишешь двухминутную вещь, то время выстраивается уже иначе: этих двух минут теперь хватает для "полнометражной" медитации. А тяжелые сомнения на тему "серьезность-несерьезность", "свое-чужое", "я-не я" на мгновение повисают в воздухе и исчезают навсегда, как пейзажи, созерцаемые из окна скорого поезда. Мы сидим и смотрим в это окно-телеэкран, а там постоянно мелькают события и люди, и нет ни малейшей возможности отличить так называемую реальность от так называемого вымысла. Поэтому остается только один выход: расслабиться и медитировать на полном ходу. Тогда всё происходящее в телевизоре, а заодно и все музыкально-стилистические приключения композитора NN предстанут перед нами в своем истинном виде: в виде абсолютной, никуда не спешащей, ни к чему не стремящейся, никому не принадлежащей, очень красивой полной пустоты.

 

А.Б., май 2007